12.07.2012

Швейцария и сексуальные меньшинства: гармония без проблем?

«В Швейцарии все чаще говорят, мол, гомофобия проблемой более не является, и что в стране можно спокойно жить, будучи «не той ориентации». На самом деле все совсем иначе. Попробуйте-ка пройтись с вашим другом по городу в Швейцарии, взявшись за руки. Как говорится – если бы взгляды могли убивать…». Хаким (имя изменено), ученик Колледжа здравоохранения в городе Санкт-Имье, кантон Берн (St. Imier), рассказывает в интервью порталу swissinfo.ch о том, «легко ли быть голубым»?

Хакиму не исполнилось еще и 16-ти лет. Он говорит много, точно и быстро. Он сожалеет, что никто раньше не рассказал ему о том, какая бывает человеческая сексуальность. Теперь его часто награждают унизительными наименованиями. Человечество издревле было очень изобретательно в плане унижений и оскорблений в адрес тех, кто выбивается из общего ряда. Хаким родился в одной из ближневосточных стран и приехал в Швейцарию в возрасте семи лет. В возрасте 10-11 лет он начал задавать вопросы относительно своей сексуальности.

«К тому времени почти все мои друзья обзавелись подружками. Я тоже хотел было сделать это, однако я тотчас же заметил, что со мной что-то не так… Но я не знал – что именно. О гомосексуальности со мной тогда никто не говорил. В возрасте 12-ти лет я пережил очень тяжелый период, я чувствовал себя ненормальным, мне казалось, что я стал педофилом…». Решающий поворот произошел в 13 лет. Во время поп-концерта приятельница Хакима сказала ему вскользь, мол, певица классно выгладит, на что тот ответил, что и певец тоже ничего…

«Знает ли об ЭТОМ твой брат», - спросила она тогда. «О чем ЭТОМ?», - ответил Хаким. «Ну, о том, что ты «голубой»?. И вот только тогда я начал задавать себе вопросы насчет того, что значит принадлежать к сексуальному «меньшинству», - рассказывает Хаким. «Она тогда еще сказала мне, что, вот, мол, мне тоже девочки нравятся, и что таких, как мы, много, и нечего тут стыдится… Так совершенно внезапно мне стало ясно, что я вовсе не урод и не «фрик». Затем прошло несколько месяцев, и я стал разговаривать об ЭТОМ с моими друзьями…»

Через пару дней о «склонности» Хакима знала уже вся школа. Посыпались реплики, типа: «И тебе не стыдно»? Или: «А семья твоя уже знает»? В это непростое время Хакиму особенно помогла помощь и поддержка со стороны немногих друзей – а особенно подруг с такой же «ориентацией». По прошествии года наступила определенная нормализация. И еще одну вещь подчеркивает Хаким. «Совершить «Coming out», то есть рассказать другим о своей природе, это сложно. Но еще сложнее «Coming in» - процесс осознания и примирения с тем, что твоя сексуальность не соответствует нормам общественного большинства. Я обладаю твердым характером и я страдал не очень. Однако не все такие, как я.

Проблема состоит ведь скорее не в физическом или вербальном насилии, а в том, что гомофобия в обществе существует как бы подсознательно, на втором плане, причем настолько, что порой ты сам с удивлением слышишь свои же собственные слова о «мерзких гомиках», - говорит он. Хаким подчеркивает далее тот неслучайный факт, что в Швейцарии каждое четвертое самоубийство, совершаемое молодыми людьми, происходит именно по причине «не той» сексуальной ориентации.

«Когда я рассказал об ЭТОМ моей матери, меня трясло так, как будто у меня происходит припадок эпилепсии. Она ответила мне, что и дальше будет меня любить, и чтобы я не беспокоился, и что все это только фаза в процессе полового созревания», - рассказывает далее Хаким. Его сестры не стали высказывать каких-то негативных эмоций, а вот старший брат повел себя иначе. «Он даже мне смертью угрожал», - говорит Хаким, не испытывая, впрочем, какой-то ненависти к нему. В возрасте 15-ти лет Хаким был «пойман» матерью на улице – она увидела его целующимся со своим другом.

Для нее это «был настоящий шок. Она вдруг поняла, что ЭТО не просто фаза взросления. Поэтому я, что называется, «ушел в несознанку», смылся из дома и понаделал вещей, которыми я не могу гордиться…», - говорит Хаким дальше. «Ситуация меж тем нормализовалась, мать поговорила с моим другом. Но я всегда мечтал услышать от членов своей семьи, мол, не беспокойся, все ок, и что дальше потом все будет как раньше… Но так, наверное, никогда не бывает. Семье нужно время, чтобы смириться с таким «ударом».

А что отец? В глазах Хакима можно увидеть следы печали. Его отец уже два года как вернулся на родину и ничего не знает о гомосексуальности своего сына. «Я хочу этим летом к нему поехать. Не исключено, что это будет наше последнее свидание. Ведь рано или поздно он обо всем узнает – и тогда наш контакт станет невозможным. Я знаю точно, что он никогда не смирится с ЭТИМ».

Есть тут и еще один фактор – причем весьма важный. В стране, в которой проживает отец Хакима (называть ее мы не будем) гомосексуальные отношения наказываются тюремным заключением на срок до 10 лет. «Мне-то все равно. Я живу в Швейцарии. А в такой стране, как Иран, меня бы приговорили даже к смерти», - говорит Хаким и указывает на то, насколько сложно, мягко говоря, быть «не таким» в странах исламского мира.

Все это заставило Хакима стать общественным активистом. Недавно вместе с «молодежным правительством» Лозанны он участвовал в выставке, посвященной вопросам гомофобии. Эта выставка прошла очень успешно, а потому ее скоро можно будет увидеть и в других городах Швейцарии.

Что же касается колледжа, в котором учится Хаким, то здесь инициатором общественной дискуссии на данную тему стал консультант-психолог и сексолог Паскаль Морье-Гену (Pascal Morier-Genoud). «Гомофобные клише начинают распространяться с самого детства, причем никто не отдает себе отчет в том, что происходит. Вопрос сексуальной ориентации – это вопрос, который преследует нас всю жизнь. Поэтому очень важно начинать говорить об этом уже в школе», - считает он.

Важную роль играет школьное окружение. «Когда кто-то воспринимается в качестве «чужого», дело часто доходит до физического или вербального насилия. Причем это правило затрагивает не только людей гомосексуальной ориентации, но и обычных «гетеро». Отказ от признания за другим его особенностей ведет к возникновению стресса и страхов. Нам, взрослым, нужно брать на себя роль защитников», - говорит Алисия Парел (Alicia Parel), которая скоро возглавит Организацию швейцарских лиц гомосексуальной ориентации «Pink Cross».

Выступая в школах, она, по мнению Паскаля Морье-Гену помогает разрушать клише и затрагивать тему, которая все еще во многом является табу. В любом классе могут быть ученики, чувствующие привязанность к людям собственного пола. И тогда у таких школьников могут появиться вопросы, долгое время остающиеся без ответов. А вопросов и в самом деле может быть много, причем самых, на первый взгляд, странных. Правда ли, что «голубые» обладают практически неограниченным либидо? Равны ли гомосексуализм и педофилия? Каково «распределение ролей» в гомосексуальной паре?

Сам П. Морье-Гену часто сталкивается с такими вопросами. «Нет, определенные сексуальные практики еще ничего не говорят о сексуальной ориентации. Нет, гомосексуальность и педофилию путать не следует. Кстати – по статистике девять из десяти педофилов являются людьми гетеросексуальными!». Работая с учениками, он пытается создавать ситуации, которые могли бы проиллюстрировать, что значит быть «другим». «Можете ли вы себе представить, что вам каждый раз нужно рассказывать о себе, мол, я гетеро, а потом – менять работу?»

Разговаривать на эти и схожие темы в школе все еще очень сложно. «Я работаю, как правило, со старшими классами, то есть с 15-16-летними учениками, и только по желанию классного руководителя». По его словам, школьные власти часто опасаются, что родители могут обвинить школу и психолога в прозелитизме, то есть в склонении к иной сексуальной ориентации. Кроме того, в Швейцарии все еще распространено убеждение в том, что вопросы пола и секса должны в первую очередь решаться и обсуждаться в семье. В последние месяцы консервативные общественные круги в Швейцарии активно выступают против новой концепции школьного сексуального просвещения, которая должна будет вступить в силу в немецкоязычных кантонах с 2014-го года.

«Пока мы будем опасаться «прозелитизма» и думать, что гомосексуализм – это вирусное заразное заболевание, до тех пор мы не решим ни одной проблемы», - убеждена А. Парель. - «Сексуальная ориентация и половая идентичность – это вещи, которые нельзя выбирать, точно также, как невозможно выбрать себе цвет глаз или кожи. Они относятся к прирожденным, а не к благоприобретенным чертам каждой отдельной личности. Кантоны Во и Женева недавно назначили у себя специальных омбудсменов по вопросам борьбы с гомофобией. Их задача – разрабатывать специальные учебные курсы для учителей и преподавателей. Преимущество таких омбудсменов состоит в том, что они занимаются не только вопросами дискриминации людей «иной» ориентации, но и вообще проблемами «других» лиц, то есть людей с избыточным весом, или, наоборот, с недостатком телесной массы. Ведь не стоит в этом контексте концентрироваться только на гомофобии. К человеческой «инаковости» в целом нужно подходить с более широких позиций».


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



© RSUH 1996 - 2021. All rights reserved.